Тэсмин, следователь городской стражи Новиграда

Версия для печати


История девицы Тэмсин недолгая, но богатая на неприятности. В мир она зашла с черного хода, родилась на дне, родителям была не шибко нужна, а потому ее в малолетстве продали проезжей компании на поиграться, компания поигралась и бросила посреди дороги, так девочку занесло в чужие края и иной город, где она устроилась служанкой принеси-подай и подстилкой какому-то небедному ублюдку, имя которого история, увы, не сохранила; тот по случаю дружеской пьянки передарил девочку (уже лет этак 15-ти) своему товарищу -вояке, без пяти минут рыцарю, который внезапно оказался «не мужиком», девку не трогал, не бил, и даже принял участие в ее воспитании и обучении, насколько мог, по крайней мере, обучил грамоте и дал понять, что помимо хамства, грубости и пошлости в поведении может присутствовать воинская выправка.

Потом случилась война, был Содден, потом белки. Ночной переезд через лес, нападение на их отряд, кого не убили на месте – утащили в чащу, где долго и со вкусом демонстрировали ненависть к дхойне. Тэмсин тогда повезло, и она дожила до момента прибытия реданского отряда, хотя покалечена была весьма. Боги были милостивы к этой девочке и послали ей старушку Йованку, путешествующую по дорогам за какой-то своей неведомой целью. Старушка была доброй целительницей и подлатала девушку, но Тэмсин не задержалась с ней и, нагнав реданцев, вернулась в Новиград. И тогда круг замкнулся.

Первым делом она разыскала людей, толкнувших ее в эту яму – свою семью или то, что от нее на тот момент осталось. Нашла, расспросила, втерлась в доверие к обитателям дна, а потом пришла в Следственный Отдел городской стражи и написала пачку доносов, объемную и весьма кровавую. Дно было вывернуто наизнанку и изничтожено, но не до конца, что предвещало ответную месть, и тогда Тэмсин запросилась в канцелярию к следователям. На ее беду или счастье Госпожа Старший Следователь Элиза Рэй проявила к ней интерес, весьма недвусмысленный, и девица Тэмсин, привыкшая к роли чужой игрушки, без лишних раздумий сыграла в подстилку еще не раз и не два. Кажется, Рэй видела в Тэмсин некое отражение своей собственной истории, и потому испытывала к девчонке непонятную извращенную нежность.

А Тэмсин...О-о, Тэмсин дорвалась до власти, стала левой рукой Госпожи, бессменным администратором и добилась нашивки следователя. Это был «синдром вахтера», сама едва выбралась из дерьма, но уже почувствовала себя Человеком, а остальные – грязь и шваль под ногами, и никто из них не лучше, и всех их надо втоптать обратно. И Рэй – не лучше, властная тварь и садистка, которой Тэмсин вынуждена улыбаться, чтобы не вылететь из стражи и не оказаться на следующее же утро с перерезанным горлом. И Иштван - следователь по оперативной части – грязно ведет работу, сволочь, но он может! может отдавать приказы, и его слушаются, потому что на самом деле сильный, и это зависть, страшная зависть для Тэмсин. Все подчиненные стражники – всё та же грязь. Заключенные – облажались, раз сидят, значит, грязь вдвойне. Вся публика на казнях, радуется она или играет в толерантность – грязь, грязь, грязь, и ничего не стоит.

И только доктор Лаго, следователь по дознанию, проходит для нее под знаком «небожителя», перед которым можно только пресмыкаться, которому можно аплодировать на казнях, и который не должен облажаться, иначе будет развенчан. Такие \"небожители\" иногда попадаются Тэмсин – кое-кто из городского совета, горожане, иногда даже пришлые – едва увидев их, она понимает, что не сможет их коснуться, потому что сама – грязь.

А еще, год назад в Новиград пришла Йованка, та самая. И это была странная встреча. Что-то вроде возвращения блудного сына. «Ну здравствуй, дочь» – «ну здравствуй... бабушка...». И это человек вне системы Тэмсин, они редко видятся, но метко и тепло, о работе не говорят, потому что пытки и врачевание плохо сходятся в диалоге, но, кажется, это те самые колени, на которых Тэмсин могла бы спокойно уснуть.

Дальше о том, что происходило в страже Новиграда 29 и 30 числа апреля 1267 года, лучше прочитайте у самой Госпожи Старшего Следователя. Там очень подробно изложена наша история, за что ей большое спасибо.


От Тэмсин есть лишь яркие эпизоды и общее впечатление.


Ее канцелярская конторка находилась ровно через стенку от пыточной, и она любила слушать крики допрашиваемых, потому что часто складывалась цельная мелодия. Пытаемый человек кричит ритмично, а если у него не получается, то можно ему помочь. Так Тэмсин иногда присутствовала на допросах и задавала мелодию короткими отрывочными «а», постепенно растягивая их под усиливающийся крик. А когда пытали белку (ооо, белки – это особое блюдо, это чистое желание содрать шкуру, потому что месть поганым скотоелям!), и Госпожа Рэй готовила плетку, Тэмсин начинала барабанить по столу ладонями от нетерпения, и барабанила все сильнее, задавая быстрый и бешеный ритм, и выкрикивала на каждый удар его счет, сбиваясь под взглядами Рэй, и тогда она отрывалась по полной, и не было ничего слаще и веселее, просто ритм, крик, счет, все 25 вместо 20 ударов, плетка и чертов привязанный скотоель с рассеченной спиной.


***

А перед этим в тюрьму к тому же светловолосому скотоелю приходила Йованка, ее послали из больницы, чтоб подлатать задержанного. И Тэмсин старалась на нее не смотреть, не пересекаться, но чутко ловила каждое ее «дочь, принеси», «дочь, сделай», что по сути было приказами, но не такими же, как у Рэй. И главное – не думать, что будет, если в голове Тэмсин одновременно схлестнутся два противоречащих приказа от этих двух небезразличных женщин.


***

Тэмсин регистрировала всех приезжих в Новиграде. И каждый раз, выводя в графе «раса» слова «эльф» и «полуэльф», страшно кривила рожу, а иногда и сплевывала в пол.


***

– Девушка, а что вы делаете вечером?

*оглядывая исподлобья снизу вверх и обратно*

– Вероятно, пытаю. Или казню.


***

– Как твои дела?

– Мои дела? Ну, как… палатка-стража-эшафот-стража-палатка-стража-эшафот-стража-эшафот-кабак.

А по выходным палатка-стража-эшафот-бордель-кабак-стража.

*я на самом деле с этой главной площади практически никуда не отлучалась. Один раз до больницы, кажется, и всё.*


***

Между зданием стражи (с той стороны, где пыточная) и зданием Храма Вечного Огня и конкретно входом к храмовой страже был узенький переулок-тупичок. Что породило анекдот на тему:

– Что за тело валяется в переулке?

– Это не мы, это храмовая (городская) стража!

*говорится хором и тыкается пальцами друг в друга*


***

С Йованкой, перевязывающей заключенную скотобелку.

– А когда он будет готов к пыткам?

– К чему?!

– Э. К допросу.


***

Интересный воришка (показался по жизни очень похожим на Стика) из Оксенфурта, который много болтал, но всё как-то без толку. Искренне веселил. 5 плетей и бонусы в обе стороны.


***

Поздно вечером голодные следователи заглядывают в кабак, там поет менестрель, от песен веет скотобелками. в момент, когда менестрель замолкает и переводит дух, в полной тишине Иштван и Тэмсин поднимают бокалы и провозглашают тост «за то, чтобы очистить город от тех. и от этих».


***

Если на первой казни народ еще ликовал и хлопал, то чем дальше, тем в более гробовой тишине и под всхлипы мэтру Лаго аплодируют только Тэмсин и Рэй. Толерастия захватывает город.

Когда казнят или иначе наказывают людей, никто не напрягается, а если казнят или наказывают нелюдя, то толпа аж немеет от праведного гнева и горя. Занятно.


***

Первое штатное предательство.

Недавно поступивший на службу рекрут был на посту в караулке, остальные три стража были в городе. Рэй и Иштван беседовали в общей зале с полукраснолюдом Никласом Маелзом из Реданского отряда (на него все никак не могли найти управу), а Тэмсин возносила хвалу доктору Лаго у него в застенках. Вдруг этот новый стражник оглушил со спины Госпожу старшего Следователя и Иштвана, ворвался в пыточную, оглушил Тэмсин (но цепкая девка успела сорвать в его рукава нашивку, перед тем, как отрубиться) и заколол Лаго, крикнув «Привет с дна»!


*далее лакуна: всех оглушенных следователей стражник кинул в тесную одиночку и обобрал на предмет денег (все деньги в конторке хранились, ггг), а Лаго остался лежать в луже крови на собственном пыточном столе. первым из прочих стражников прибежал капитан, получил пулю в лоб под ребро и остался лежать на входе. Потом подоспели остальные в компании в представителями Реданского отряда. Их встретил предатель с широкой улыбкой, держа в одной руке меч, а в другой краснолюда, вот, мол, говорит, поймал диверсанта, он на участок напал, чуть всех не перебил, а вот и деньги, которые он спереть пытался. Наши стражники хватают нелюдя и прячут его за решетку, нас отпирают и мы вполне приходим в себя.*


Тэмсин ходит по пятам за Рэй и шипит о том, что это он, предатель, устроил тут дебош и чуть их всех не прикончил, и повязка его нарукавная с лычкой – вот. Но Рэй выгоднее пришить дело полукраснолюду, поэтому на предателя забивают, а позже он сбегает из города, его находят реданцы, далее все как по маслу: арест-тюрьма-приговор-казнь.


***

Предательство. Второе. Нештатное.

Судья продал Стражу за 30 крон.

Символично.

В тот момент мы как-то перестали быть злыми-плохими ментами и внезапно(!) оказались чуть ли не великомучениками, потому как не согласны были отпускать уже пойманную белку, не отрезав ей хотя бы два пальца, чтобы она не смогла стрелять.


***

Мятеж.

Лаго и Тэмсин вернулись в здание стражи в момент, когда Иштван уже закончил объяснять стражникам, что он берет всю ответственность на себя в отсутствие Рэй. Дальше двери запираются, и мы входим в осадное положение.


– Мэтр Лаго, выполните клеймление, уготованное по приговору.

– Иштван, Вы не мой начальник, и я не обязан выполнять Ваши приказы.


А впрочем, Лаго слишком любит свою работу. Белка забивается в угол и шипит нам про «мерзких дхойне», но на лбу у нее остается надпись «ВРАГ». Мелочь, а приятно.

Это была самая симпатичная белка за последние дни, мы даже думали сдать ее в бордель с обязательным условием обездвиживания, или думали оставить себе, хотя это потенциально опасное зверье.


Под двери стражи приходит толпа во главе с судьей, рядом с которым Рэй. Судья снимает полномочия с Иштвана и с Рэй и требует Лаго стать Старшим Следователем, но мэтр Лаго совсем не заинтересован в подобной должности, и он тянет время с ответом, как только может...


Надо сказать, что среди наших стражников есть поручик Реймонд, пока что обделенный вниманием во всех наших историях, а ведь это было сокровище, а не поручик! 30-летний бывший реданский шпион, который затесался в стражу и на правах ветерана требовал себе капитанский чин, но ровно в момент, когда его, тогда еще подпоручика, должны были здорово повысить, кто-то протащил в капитаны неопытного юнца, у которого был только один плюс - отец в Храмовой Страже. А Реймонду дали звание поручика, и он заточил зуб. Властолюбивый гад) И вот однажды он дождался своего часа. когда капитана стражи убили, то он автоматически занял место погибшего, получив новую нашивку. А тут такое дело… власть меняется… судья отстранил начальство...

И вот мэтр Лаго тянет, как может с ответом, и Судья уже говорит «ну хоть кто-нибудь из вас пусть возьмет на себя должность Старшего!», и тогда Тэмсин шепчет «Лаго, соглашайтесь», а Реймонд видит, как к двери поднесли таран и медлить больше нельзя, ибо!

И тогда он оглушает Иштвана, и пока опер оседает на землю, Лаго успевает очнуться и громко отдать приказ об оглушении. Подсуетились.

Иштвана и Рэй снова сажают в камеру, запирают. Нашивку Следователя Тэмсин радостно вручает капитану Реймонду, самовольно производя его в новый чин. и «мэтр Лаго, лучше Вы, чем кто-либо другой, лучше пусть верхушку структуры составим мы, чем пришлют кого-то со стороны, а так у нас все останется неизменным»... Нашивку Старшего Следователя Рэй не отдает, и Лаго снимет ее только после казни, а Тэмсин опять торжественно ее повяжет на его рукав.


***

«В какой-то момент все вышли, осталась только Тэмсин. Тогда мы все подумали одно – она могла бы выпустить нас, и мы могли бы уйти в Оксенфурт, а там и дальше. Уйти все вместе, втроем, она, я и Иштван. Оставить позади годы насилия и грязи, окровавленных бумаги и криков, слез и ненависти - всего того, что нас связывало. Нет, так этот ребус не складывался, ни в этой жизни, да и ни в какой пожалуй другой». Прощайте, господа следователи, мы друг другу больше не нужны.


***

Казнь.

Рэй действительно болеет за людей? за город? за принцип? она кричит толпе про Нильфгаард, про то, что нападут белки, про то, что ипат – предатель, а потом ей перерезают горло. Вот и всё, вот и ладенько, вот и расплевались – Тэмсин плюет на эшафот от злости, от радостной злости, что эти люди для нее закончились.


***

Продолжение стражи.

Тэмсин окружила себя мужиками, на которых можно перевесить всю ответственность. один из них и вовсе - небожитель мэтр Лаго, который за все это время ни разу не лажанул в ее глазах. второй - вполне сносный опер, на которого она более чем согласна. Только она в этот день не сменила своего статуса в страже, зато обрела некоторую свободу.


Дальше опять были подозрения, улики, доносы, пытки, она ассистировала мэтру Лаго во время пыток над белкой и снова пела. Кажется, белка специально кричала в унисон, когда ей дробили пальцы. потом еще какая-то полуэльфка.. поджог ратуши, задержаны две слабоумные девки, которые подсобили в поджоге какому-то эльфу, но за девок долго просит их свояченица, а на дворе Беллетайн, потому мы берем с ним вменяемый штраф (чтобы хватило на кабак), и отпускаем на праздник с распиской, что если не вернутся за наказанием, мы их достанем и меры наказания усилятся.

Обычные рядовые будни следственного аппарата городской стражи Новиграда.

А после работы так славно прогуляться в кабак, сесть в вип-зале и поднимать бокалы за ксенофобию и «гори оно все огнем», перешучиваться с посетителями борделя, устроившими оргию ровно за стенкой кабака, и в целом, день не так уж плохо прошел, хотя и лихо! Лаго и Реймонд решают пойти в бордель, но денег-то нет, зато у Тэмсин есть банк въездных пошлин, которые на утро ей надо будет сдать в канцелярию ипата вместе со списками, так что документы, лапы прочь! но следователи берут ее под белы ручки с обеих сторон и буквально вносят в бордель, где начинается гулянка, потому как ну раз пришли, то чего уж.. вызывают двух девиц и одного массажиста, тянут вина, соки и разной степени тяжести беседы. В соседней комнате обнаруживают самого юного своего стражника, Янека, несовершеннолетний еще пацан. И Тэмсин подбивает Лаго и Реймонда вместе с местными девками на шутку. едва Янек закончил курить и собрался уже идти в казарму, как на него налетают тени, вяжут мешок на голову и куда-то несут-кладут-валят, а потом над ним уже так много рук и тел, что мальчишка вовсе перестает существовать. Так сказать, подарок от начальства в честь успешного завершения нелегкого для стражи дня и плевать, что все пошлины ушли на оплату таких удовольствий. их всегда можно настричь с населения различными методами.

А потом среди ночи, как обычно, какой-то полуэльф-отравитель, сам пришел с повинной… И камеры никогда не бывают пусты, и колесо правосудия нельзя остановить, и подобная структура может жить вечно.


С приветом, ваша Тэмсин.