Герман Веймарк Рубинштейн, ипат Новиграда

Версия для печати


Разрешите представиться, Герман Веймарк Рубинштейн, ипат (мэр) вольного города Новиград. Это история о жизни, смерти и всем прочем…

Ситуация в Новиграде была крайне непростой. Городская стража в полном упадке после зачистки белок в окрестностях города, угроза Нильфгаарда (неясная, но однозначно существующая), реданская помощь (такая нужная и такая тягостная), Орден Белой Розы (темная лошадка политической арены),взаимоотношения светской и церковной властей города – все это смешалось в дьявольский клубок, щедро приправленный текущими проблемами, которые никто не отменял. Однако, благодаря тому что все мы вкалывали как проклятые – все успешно разрешилось.

Начались эти дни с казни по приговору церковного суда. Ужасное зрелище – вытягивание кишок из еще живого человека, все в крови, нечеловеческие вопли казнимого; к счастью это осталось единственным проявлением церковной власти, в дальнейшем ни разу не было церковного суда или еще чего-нибудь подобного. Это, кстати, сняло одну из проблем ипата и очень радовало.

Собственно большую часть времени я проводил в ратуше. Новиград вообще покинул один-единственный раз для личной встречи с ипатом Оксенфурта, и то, по чрезвычайным обстоятельствам. Отчеты, доклады, встречи, просители, почта, официальные мероприятия – все это лилось нескончаемым потоком. Как показала практика – такой режим не единожды спас мне жизнь, но узнал я об этом сильно позднее. Все началось с БНФ (бюджет, налоги, финансы). Был разработан бюджет, оценена доходная часть, определены зарплаты. Естественно жизнь многое расставила на свои места, но в целом план был верен и выполнялся. Должен отметить, что финансовые вопросы не прекращались ни минуту, но как раз в этой области мое вмешательство требовалось редко. Деньги крутились, перетекали из карманов жителей в казну и обратно, ответственные занимались рулением средствами, а ипат только контролировал и вносил немногочисленные правки в бюджет. Здесь нужно отметить нашего мытаря, Яна Куре (Джонс). Это был самый незаметный и самый нейтральный чиновник городской администрации, он просто периодически приходил, сдавал собранные налоги в казну, получал зарплату и шел дальше делать свое дело. Причем, если у остальных были какие-то конфликты, то мытарь (удивительно!) просто работал и все. Кроме того, был советник ипата по финансам Томаш Войташек.В его ведении была зарплатная часть и биржа. Потом к ним добавились расчеты с ведьмаками. Учитывая, что Новиград так и не разорился, хотя многие прилагали к этому усилия – можно считать что он выполнил свою работу на ять.

Первые переговоры в ратуше, ипат провел с госпожой Маргретой, магичкой и членом городского совета. Обсудили вопросы противодействия усиления реданского влияния на Новиград, возможную магическую помощьвойскам и взгляды на власть Вечного огня в городе. По всем пунктам был достигнут полный консенсус. Забегая вперед, скажу что ни с одним из городских советников у меня ни разу не было прямой конфронтации. Практически все пункты повестки дня на городских советах (а их провели 3) принимались единогласно.

Далее меня посетил полномочный представитель Редании в Новиграде Константин Черный. Его интересовала моя позиция относительно союзного договора между нами, взгляды на реданские войска и возможность усиления позиций подданных Визимира в нашем городе. Здесь я усиленно дипломатничал поскольку на тот момент их отряд был Новиграду очень нужен и не стал рассказывать, что мне этот союзный договор как кость в горле. Не знаю насколько получилось запудрить ему мозги, но расставались мы с улыбками и заверениями в совершеннейшем почтении.

Затем, ипат занялся главным на тот момент вопросом :переговорами с представителями Ордена Белой розы. В них я видел единственную альтернативу реданской военной помощи и беседа с братом Домиником, членом Капитула Ордена, только укрепила эти планы. Как выяснилось, Орден являлся отколовшейся частью исконно Новиградского культа Вечного Огня, причем не имел никаких религиозных разногласий с нашим иерархом. Плюс ко всему, Белая роза представляла серьезную военную силу, вполне способную справится с защитой Новиграда от внешних врагов – после такого слова Доминика о недопустимости дискриминации нелюдей казались мне сущей ерундой, тем более они полностью соответствовали нашим законам. Даже его предложение о переговорах со скоя\'таэлями я принял, хотя высказанные идеи виделись мне полным идеализмом, не имеющим ничего общего с реальностью. Собственно, именно эта встреча во многом и повлияла на мои дальнейшие действия – я начал жестко контролировать исполнение законов Новиграда касательно нелюдей и не допускать дискриминации. Однако, если закон действительно бывал нарушен – наказание было неотвратимо и примеры тому тоже были.

После переговоров, обычная текучка регулярно разбавлялась первым громким новиградским делом: убийство эльфом оружейником купца. Самоубийство не отрицалось, но приводились обстоятельства как оправдательного, таки смягчающего характера. В этом же деле впервые была применена практика апелляций к суду ипата. Не буду приводить все материалы дела, вкратце – приговор первой инстанции – смертная казнь, итог суда ипата – 10 плетей и 30 крон штрафа, итог дела – преступник совершил побег. В этом деле столкнулись желания старшего следователя - карать, рыцарей Белой розы – защищать и городской администрации – соблюдать закон, которое и победило. Вообще, я возносил перст к небу и с пафосом изрекал: «Закон» в качестве ответа на многие просьбы.

Кроме того, на Новиград начались регулярные атаки нечисти. Первым был риггер, дальше поперло большое разнообразие, однообразными были только сокрушенные вздохи чиновников расплачивающихся с ведьмаками. Эти выплатив какой-то момент настолько опустошили казну, что ведьмаку принесшему виверну и потребовавшему 130 крон я выдал 20 и велел убраться, несмотря на то что цена была обговорена с советником по финансам, в казне был даже отдельный конверт для расписок от ведьмаков в получении денег. К счастью, подоспели дивиденды от крупных мануфактур за пределами Новиграда и финансовая ситуация выровнялась. Как говорили – народ даже пел песенку, а ля: «Копил всю жизнь, пришел ведьмак, и денег нет».

Ну и конечно визит иерарха. Мило побеседовали, он предложил сжечь городскую свалку, где чаще всего появлялись монстры, я конечно был не против (и кстати помогло).

Что уж там дальше… ах да, городской совет. Я отчитался перед господами советниками о проделанной работе, принятых решениях и они были одобрены. В принципиальных же вопросах: Редания, Белая роза и переговоры с белками – мы решили выждать. К сожалению, господин Андреас Рощица (хозяин гостиницы) присутствовал не сразу, а мэтр Вальдемариус (главаптекарь) это заседание, как и следующее пропустил.

Из здания ратуши городской совет проследовал сразу на мессу, как и большинство добрых граждан Новиграда. Иерарх поведал что сила вечного огня ослабела и он не может более защищать город от монстров (хотя дело было только в отходах городской больницы на свалке, на которых откормилась вся этане чисть) и призвал укрепить веру в Вечный Огонь и сплотиться вокруг города ипата.

После заботы о душе, я решил уделить внимание более приземленным вещам. Один из моих телохранителей, зерриканец Талибей сказал мне что в элитном заведении «Пассифлора» появился редкостный товар – чудный цветок, которого еще не касался ни один мужчина. Правда расположившись на ложе я обнаружил себя в объятиях сразу трех юных прелестниц. Они были прекрасны, ласковы и отрешившись от забот я ощутил себя в раю.

Однако, все когда-нибудь кончается. Снова дела завертели ипата в своем вихре и в заботах о городе кончился этот день.

Наутро, ипат сидел в ратуше, писал указы, составлял планы, а город спал. Что ж, у каждого из жителей было свое дело и только я был отвественен за все и всех. Дела начались с ревизии, советник по финансам представил отчет и развеял мои подозрения (я то уже полистал уложении о карах на статье «казнокрадство»).Затем мы занялись дипломатической перепиской, составили предложение королю Визимиру о временном увеличении реданского гарнизона в Новиграде, поскольку новости о скоя\'таэлях были одна тревожнее другой, а дело об Ордене Белой розы так и не сдвинулось. Потом была судебная реформа, стража работала все хуже и хуже и я переподчинил ее судье назначив его палатином – главой систем суда, стражи и следствия. (очень верное решение как оказалось).

Тут и подоспело золото на реданский отряд. Должен признаться, в этом вопросе я совмещал приятное с полезным и процентов десять этих денег оседали в моем кармане. Ну не люблю я реданцев, да и кушать хочется послаще.

Примерно тогда же я задумался о будущем. Вечер в борделе натолкнул на мысль, что мне уже 40, а семьи нет. Перебрав в уме всех возможных невест, остановился на дочери ипата Оксенфурта, после чего дал поручение своему первому советнику, Малгорзае Мортаис Вольмар (Катана) организовать сватовство.(которое она с присущим ей блеском выполнила).

В дальнейший промежуток времени кроме текучки происходило следующее: набег белок, с кучей потерь для них (один был взят в плен и казнен через потрошение), учреждение института общественных защитников (с назначением эльфа Гвена, главы организации нелюдей Новиграда, моим советником по юриспруденции), встреча с банкиром (мы даже разработали план как плотненько взять за горло Оксенфуртский банк, но дальнейшие события его отменили), организация свадебного банкета (60 крон ушло), а вот потом началось такое…

Сначала взбунтовалась городская стража. Старший следователь отказалась подчинятся судье, потом ипату, а потом начал мне угрожать беспорядками в городе на пороге налета белок. Я приказал взять ее под стражу своим зерриканским наемникам. С помощью церковной стражи (и по сути влившихся в нее рыцарей Белой Розы) судья успешно подавил бунт. Младший следователь Иштван апеллировал к суду ипата, но отказался раскаяться в содеянном и был впоследствии казнен вместе со старшим следователем Рэй по приговору «мятеж».

Из-за этих событий свадьба была перенесена и заодно перенесли городской совет. На нем был принят в ряды мой советник Томаш, но заседание было прервано поджогом. К счастью, никто не пострадал и здание тоже, требовался лишь косметический ремонт. Виновные были тут же задержаны и впоследствии осуждены.Как оказалось, это было три каких то идиотки, воспылавших гневом после жестокой казни пленного скоя’таэля.

Заседание было перенесено в зал суда, но на дороге показался Талибей несший тело девушки. Я вне себя закричал: «Лекаря!!!», но она была уже мертва. Ипат пал на колени и зарыдал. Я ни разу не видел ее вживую, только на портрете, но вид ее бездыханного тела казалось вырвал сердце у меня из груди. Безумное горе охватило меня и рассудок на некоторое время помутился, дальнейшие события как в тумане. Тело было отнесено в храм вечного огня и иерарх сотворил погребальный обряд.

Пришел в себя я в ратуше. Обгорелые стены перестали смущать и было начато расследование. По показаниям свидетелей выяснилось, что убийство совершил человек, которого подозревали в шпионаже в пользу Нильфгаарда. После этого все стало на свои места. Я разослал письма королям Темерии, Редании, Аэдирна и Каэдвена с просьбой вступления в оборонительный союз против Нильфгаарда, организовал поставки оружия цинтрийским патриотам, я делал все чтобы забыться, но образ мертвой невесты все время стоял перед глазами. Городской совет, кстати, одобрил мои действия.

Объявили к мессе, иерарх возжег вечный огонь, все начали праздновать Беллетейн, тем более что все что было приготовлено на мой свадебный банкет я приказал раздать горожанам.

Чертовски хотелось выпить, но праздник оказал свое влияние. Так, обходя город я наткнулся на кофейни, где группа молодежи пела песни. Только там, глядя на их молодые счастливые лица, слушая красивые песни и баллады, я смог принять что жизнь продолжается и смириться со своей утратой. Не забыть или простить, но продолжать жить и работать ради Новиграда.

Когда окончательно стемнело мы нанесли визит ипату Оксенфурта. Не знаю как я смог взглянуть ему в глаза, но дело было превыше всего. Был составлен договор о совместном противодействии шпионам нильфов и согласовано патрулирование тракта, плюс еще несколько менее важных пунктов.